«Евреи в Ростове скрывались от нацистов, но их выдали соседи»
Траурное шествие. Фото из архива героя Владимира Ракши

Траурное шествие. Фото из архива героя Владимира Ракши

Что произошло 73 года назад на Змиевской балке — втором «Бабьем Яру»

В Ростове-на-Дону в эти дни вспоминают страшные события 11–13 августа 1942 года. Тогда, во время второй оккупации Ростова немецкие войска уничтожили более 27 тыс. евреев в специально вырытых для этого котлованах на территории Змиевской балки.

Об этой трагедии «Русская планета» поговорила с архивариусом Ростовской еврейской религиозной общины Владимиром Ракшой, который занимается ее исследованием.

– С чем по масштабу можно сопоставить Змиевскую трагедию?

– По масштабам расстрел в Змиевской балке можно сопоставить только с Бабьим Яром в Киеве. Во время Великой Отечественной войны там, по разным оценкам, были расстреляны от 100 до 150 тыс. человек. На территории СССР это было второе по численности место массового уничтожения еврейского населения.

– Возможно ли было предотвратить трагедию, случившуюся в Змиевской балке? Или хотя бы сократить ее масштаб?

– Да, бесспорно. Дело в том, что в ноябре 1941-го был оккупирован Таганрог, и в декабре там был массовый расстрел еврейского мирного населения, в результате которого погибли около 6,5 тыс. человек. В 1942 году Ростов был оккупирован второй раз, и в принципе уже было понятно, чего ожидать. Я могу сказать, что руководство города не предприняло никаких шагов для того, чтобы спасти евреев. Тогда эвакуировали только крупные предприятия. Остальные же — а это в основном старики, женщины и дети, потому что все мужчины ушли на фронт — были вынуждены остаться в городе. Для того чтобы покинуть Ростов, нужно было получить специальный эваколист, а это было не так просто. По сути, люди оказались заблокированы.

– Было ли что-либо известно в городе о подготовке репрессий в отношении евреев накануне расстрела в Змиевской балке?

– В прессе никаких публикаций о предстоящей угрозе не было. Если какая-то информация и проходила вскользь, то она камуфлировалась в формулировку «в отношении мирного населения». Все знали, что уничтожают руководителей предприятий, большевиков, активистов, поддерживающих советское правительство. О политике уничтожения именно евреев не говорили.

Ростов был оккупирован 24 июля 1942 года. И уже хотя бы только по этой дате евреи, знавшие историю своего народа, могли подразумевать, что ничего хорошего им это не сулит. Дело в том, что эта дата на протяжении более двух тысяч лет является трагической для еврейского народа. Это день Девятого ава — дата разрушения Первого и Второго иерусалимских храмов, национальный день траура евреев.

– Как еврейское население Ростова оповестили о предстоящем? Под каким предлогом их собрали перед вывозом в Змиевскую балку?

– Немецкое командование создало совет старейшин, который возглавил известный в городе доктор Лурье (директор Дома санитарной культуры горздрава — Примеч. РП.). Ему поручили составить список всех евреев Ростова. Подписанное им «Воззвание к еврейскому населению» было опубликовано дважды. В первый раз оно появилось на центральных улицах города 4 августа. Согласно ему, все евреи в возрасте от 14 лет должны были пройти личную регистрацию по месту жительства. Многие пытались уклониться от этого и спрятаться, но их выдали соседи. В итоге регистрацию прошли около двух тысяч человек. 9 августа было опубликовано новое «Воззвание», которое обязывало все еврейское население города явиться 11 августа с ключами от квартир, ценностями и наличными деньгами в один из шести сборных пунктов для «переведения в особый район, где они будут ограждены от враждебных актов». Евреи прекрасно понимали, что им некуда деваться. Пытавшихся сбежать ловили на дороге и просто уничтожали.

Мемориал жертвам фашизма Змиевская балка. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Мемориал жертвам фашизма Змиевская балка. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

– Расскажите, пожалуйста, как развивались трагические события 11 августа?

– Утром 11 августа толпы евреев пошли на сборные пункты. Среди них были и женщины, и дети, и старики. Там одних сажали в открытые машины, других под конвоем сопровождали в направлении 2-го Змиевского поселка. Есть свидетельства о том, что одну колонну вели голыми от Зоологического сада до балки. Вели под конвоем по нынешнему Буденновскому проспекту, вниз к Дону. Часть евреев доставляли в закрытых машинах-«душегубках». Жителей самого поселка, рядом с которым происходили репрессии, под угрозой расстрела обязали покинуть свои дома 11 августа и идти в центр города. Расстрел в Змиевской балке продолжался с 11 по 13 августа. Тех людей, которые не явились на сборные пункты, несмотря на опубликованное «Воззвание...», находили и доставляли к месту расстрела насильно.

– Сколько всего людей было расстреляно в Змиевской балке, согласно последним исследованиям?

– Этот вопрос до сих пор остается открытым, и вряд ли когда-нибудь удастся найти на него точный ответ. Сейчас говорят, что погибли более 27 тыс. человек, но это весьма условно: их могло быть и более 30 тысяч. Эта цифра до сих пор вызывает большие споры.

Многие спрашивают, откуда в городе было столько евреев. Они эмигрировали к нам на юг после наступления немецких войск на другие районы. В первую очередь, так спасались евреи из Польши. На сегодняшний день нельзя сказать точно, сколько евреев было в городе к лету 1942-го. Приезжая сюда к родственникам, друзьям или просто так, многие нигде не регистрировались. Поэтому отражающих этот вопрос документов просто нет. В списках, которые я изучал в архивах, были лишь прописанные в городе евреи.

Кроме того, мне попадался список лиц, которых отправляли на работу в Германию. Он был составлен в 1944 году. В нем перечислены 9750 человек, из которых около 1500 — евреи. Но дело в том, что их никак не могли отправить на каторжные работы, потому что людей туда отбирали по социальному положению, возрасту. А помимо прочих, там фигурировали старики и дети. Поэтому я могу предположить, что евреи были включены в этот список специально, чтобы уменьшить численность погибших в Змиевской балке.

А что сейчас известно о национальном составе погибших? Ведь есть информация о том, что в те дни были расстреляны не только евреи.

– Да, говорят, что в Змиевской балке покоятся не только евреи — например, военнопленные, которые рыли ямы на этом месте, или пациенты психиатрической лечебницы. На основании имеющихся у меня данных, полученных из архивных документов, могу сказать, что психбольных там нет. Дата их вывоза из лечебницы — 3 августа, а первые военнопленные начали рыть ямы 5 августа. Так что больных не могли там расстрелять. Другой вопрос касается погребенных там военнопленных. Известно, что их расстреляли после того как они вырыли эти траншеи и канавы, на том же месте. Это действительно так, но расстреляны они были несколько южнее, и после освобождения Ростова были эксгумированы и вывезены для захоронения в могилу на братском кладбище.

– А что касается других мирных граждан?

– Случайных людей там оказаться не могло — не расстреливали в Змиевской балке ни большевиков, ни коммунистов, ни руководителей предприятий. В Ростове для этого были специальные места. Расстреливали, например, напротив нынешнего здания тюрьмы на пересечении Кировского и Горького, в самом здании. Для того чтобы расстрелять коммуниста, не было необходимости вывозить его за город в Змиевскую балку.

Да, действительно, есть документы, в которых говорится о других национальностях. Но их делали, можно сказать, для оправдания. Трудно было объяснить всему советскому населению, что расстреляли только евреев, что это было спланировано. В этом стыдно было признаться властям. Но в Змиевской балке вполне могли оказаться родные и близкие других национальностей, которые отправились туда вместе с евреями.

Как в первое время после случившегося описывалась трагедия в Змиевской балке?

– Есть документы с информацией о том, что евреям после освобождения Ростова было запрещено посещать Змиевскую балку, запрещено было совершать поминальную молитву. Это запрещали категорически, вплоть до угрозы ареста. Власти всячески пытались не допустить распространения информации об этой трагедии.

– С какими трудностями сейчас сталкиваются исследователи Змиевского расстрела?

– Мы, например, и сегодня не имеем возможности изучить часть материалов. В Таганроге совершенно случайно сохранился трофейный немецкий архив — во время отступления немцы каким-то образом оставили его в городе. Сейчас он находится в государственном архиве Таганрога. Мы обращались туда вместе с фондом «Холокост», говорили, что интересуемся именами погибших, но допуск так и не получили. С такой же просьбой обращались в архив ФСБ. Нас попросили назвать фамилии разыскиваемых. Но как это возможно, если мы как раз и хотим узнать эти фамилии? Так что в определенных структурах есть сведения, которые нам еще не известны. На сегодняшний день остается очень много белых пятен в этой истории. Мы до сих пор не можем полностью описать масштаб этого злодеяния.

«Если нет интереса — ничего не получится» Далее в рубрике «Если нет интереса — ничего не получится»Железная дорога, театр и космос — как в Ростове-на-Дону детям помогают развивать свои способности Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

11 августа 2015, 22:15
Я бы тоже с удовольствием выдал
28 августа 2015, 23:28
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
28 августа 2015, 23:29
А В. Ракша очень много ляпов допускает. Нельзя так небрежно
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»