Героизм без срока давности
Наталья Ладыченко во время вручения награды. Кадр: kremlin.ru

Наталья Ладыченко во время вручения награды. Кадр: kremlin.ru

Лейтенанта, спасшего заключенных из концлагеря Собибор, удостоили награды спустя 72 года

10 марта в Екатерининском зале Кремля из рук президента России жительница Ростова-на-Дону Наталья Ладыченко получила награду, задержавшуюся в пути на семь десятилетий. Орден Мужества, который по праву заслужил лейтенант Красной армии Александр Печерский, отныне будет храниться в его семье. Самого Александра Ароновича нет в живых вот уже более четверти века, но память о его подвиге стала частью истории Великой Отечественной войны.

«Бежать должен весь лагерь…»

Так случилось, что история о массовом побеге заключенных из фашистского концлагеря, главным героем которой стал простой ростовчанин-красноармеец, практически не известна его соотечественникам. Зато за границей ее знают многие: там по ней написаны книги, выпущено несколько документальных лент и даже снят голливудский художественный фильм, главную роль в котором исполнил известный актер Рутгер Хауэр. Он играл именно Александра Печерского.

– Внешне Хауэр на дедушку не похож, даже цвет волос у них разный, — рассказывает внучка Печерского Наталья Ладыченко, — но, очевидно, авторы фильма хотели подчеркнуть мужественный облик главного героя. Вот и выбрали этого актера.

На войну он попал уже зрелым человеком — в 32 года. Был женат, растил дочку — маму Натальи Юрьевны. После школы успел поработать на паровозоремонтном заводе, а затем его взяли на должность администратора по хозчасти в Ростовский экономический институт. Фактически Александр занимался там студенческим театром, соответствующего опыта и образования у него не было, зато имелась любовь к творчеству и искусству.

Осенью 41-го армия под командованием генерал-лейтенанта Михаила Лукина, в которой служил Александр, попала под Смоленском в окружение. Прорывая вражеское кольцо, многие погибли, а часть из тех, кто уцелел, оказались в плену. В том числе и Печерский.

Потом были концлагерь под Смоленском, тиф, попытка побега, штрафной изолятор в Борисове и трудовой лагерь под Минском, где выяснилось его еврейское происхождение. С тех пор судьба узника считалась предрешенной. 23 сентября 1943 года с несколькими товарищами по несчастью их привезли в Собибор. Этот лагерь смерти нацисты открыли в мае 1942-го. За полтора года в нем были уничтожены более четверти миллиона людей, в том числе, 40 тысяч детей.

– О Собиборе долго никто ничего не знал, в отличие от Освенцима и Бухенвальда, — рассказывает Наталья Ладыченко. — Их немцы позиционировали как рабочие лагеря. А в Собибор свозили только евреев со всей Европы и исключительно для уничтожения. И его тщательно скрывали. Лагерь находился в лесу, далеко от населенных пунктов, и немцам нужна была обслуга, то есть, те, кто умел что-то делать руками, получал шанс прожить чуть дольше, чем остальные. Люди понятия не имели, куда их везут, им внушали, что это просто переселение. Брали с собой ценные вещи, которые фашисты у них отбирали. Издевались не только они, но и надсмотрщики из числа перешедших на сторону нацистов советских военнопленных. Те свирепствовали еще больше.

Александр Печерский, высокий, физически сильный, с военной выправкой, сразу обратил на себя внимание заключенных лагеря смерти в Собиборе и стал лидером тех, кто мечтал о побеге, но не смел на него решиться. В этом польском местечке, затерянном в лесах, нацисты собрали евреев. Собрали, чтобы физически уничтожить — для этого соорудили газовые камеры. Новоприбывшие не сразу понимали, куда и зачем их привезли, но жуткая перспектива открывалась им уже в ближайшие дни или даже часы. Крики умирающих слышал весь лагерь. Первыми убивали женщин, стариков и детей.

По свидетельствам выживших узников Собибора, пленников травили псами и жестоко избивали. Многие не выдерживали этой пытки и кончали с собой. Буквально в первые же дни пребывания в лагере к Печерскому обратились представители местной подпольной группировки, которая пыталась разработать план побега. Произошло это после одного случая. Эсесовец заставил щуплого голландца рубить пень, но у того ничего не получалось, и немец его избил. Среди прочих за этой отвратительной сценой мрачно наблюдал и Печерский. Фашист заметил его, приказал взять топор и разрубить этот пень за 5 минут. Тот справился даже быстрее, и немец принес ему сигареты, однако пленный от них отказался.

Фото из семейного архива. Александр Печерский с узниками Собибора Вайспапиром и Розенфельдом.

Как, на каком языке общались эти люди из разных стран, Наталья Юрьевна теперь может только предполагать и догадываться. Она старалась не расстраивать деда расспросами. Достаточно было уже того, что ему не давали забывать о тех страшных событиях письма со всех концов света, бесконечные встречи со школьниками, интервью то с одним, то с другим иностранным журналистом. Точно она знает лишь, что ее дедушка поставил условие — бежать должен весь лагерь. И группа сумела сговориться.

Побег назначили на 14 октября 1943 года. Одиннадцать эсесовцев по одному заманили в разные мастерские под предлогом примерок и перебили там ножами и топорами. Несколько немцев, тем не менее, остались в живых — и это не считая надсмотрщиков. К тому времени телефонный кабель был перерезан, электричество отключено. Толпа заключенных бросилась с заранее приготовленными ножницами к ограждению — перерезав проволоку, беглецы устремились к лесу. Сзади по ним стреляли пулеметы, под ногами взрывались мины — обезвреживать их не было никакой возможности. В результате из 550 узников Собибора 80 человек погибло во время самого восстания, 320 бежали, 150 остались в лагере и были потом расстреляны. 170 беглецов погибли во время преследования. 92 были убиты поляками или выданы ими фашистам. Пятеро позже погибли в партизанских отрядах. До конца войны дожили 53 человека.

Подвиг под грифом «секретно»

Был среди выживших и Александр Печерский. Вместе с другими советскими военнопленными он добрался до Белоруссии, присоединился там к партизанам, а затем, как побывавший в плену, попал в штрафбат. Там, посланный на передовую, он получил серьезное ранение, после которого у него на всю жизнь осталось деформировано бедро, буквально лишившееся куска мышечной ткани. Затем в Москве он дал показания Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников.

– Мы недавно разговаривали с мамой, и она сказала: «я думаю, дедушку не отправили в Сибирь, только потому что эта история получила огласку», — говорит Наталья Юрьевна, — и я с ней согласна…

Действительно, под конец войны советская печать опубликовала пару статей о Собиборе. А в 45-м в Ростове небольшим тиражом вышла тонкая книжка Александра Печерского «Восстание в Собибуровском лагере». Кроме того, из разных стран в Москву, в Комиссию по расследованию фашистских злодеяний, на имя «Сашко из Ростова» стали приходить письма от выживших узников Собибора и родственников тех, кто остался в нем навсегда. Их пересылали в Ростов. Однако вскоре по идеологическим причинам эта тема стала табуированной. Кроме того, в конце 40-х в Советском Союзе поднялась очередная волна антисемитизма, так называемой «борьбы с космополитами». Попал под нее и Александр Аронович. Его исключили из партии, уволили из театра оперетты, куда он устроился администратором вскоре после войны. Несколько лет он сидел без работы, увлекся вышиванием, продавал свои работы на рынке, тем и кормил семью. Лишь после смерти Сталина его взяли рабочим на машиностроительный завод. Все это время семья жила в коммунальной квартире: у них было три смежных и темных комнаты. Никаких особых наград Александр Аронович не имел, лишь медали «За победу над Германией» и «За боевые заслуги», которых удостаивались практически все участники Великой Отечественной войны. Все письма от узников Собибора он бережно хранил. Те, что приходили от иностранцев, переводил за свой счет и платил переводчикам, чтобы написали ответ.

В начале 1970-х с ним произошла странная и драматическая история. В доме раздался телефонный звонок: человек назвался Борисом Цыбульским. Это имя носил ближайший друг Александра Печерского по немецкому плену. Они потерялись во время побега, и с тех пор от Бориса не было ни одной весточки. Во время общения по телефону Печерский настойчиво приглашал Бориса в гости, тот жил в Харькове. Но Цыбульский под разными предлогами отказывался. Через какое-то время стало очевидным, что это вовсе не тот Борис, просто его тезка и однофамилец, который зачем-то решил выдать себя за героя Собибора. Этой историей заинтересовалась журналистка газеты «Известия» Нина Александрова. Она много общалась с Печерским и подготовила большой материал. Однако перед публикацией ей захотелось побывать в Харькове, найти того звонившего. Их встреча не состоялась: самолет, в котором она летела на Украину, разбился при подлете к Харькову. Это было 18 мая 1972 года. Статья вышла уже после ее гибели.

В 1989 году, когда в США сняли фильм «Побег из Собибора», Александр Печерский получил официальное приглашение на премьеру. Однако его не выпустили из страны, чем очень расстроили, как говорит внучка. Сам фильм он все же смог посмотреть: кто-то из знакомых достал видеокассету. По ходу просмотра главный герой делал замечания, находя неточности, но все же констатировал, что в целом авторы фильма изложили историю верно.

Александр Печерский умер в 1990 году. Двадцать лет его имя не вспоминали. И лишь в 2010-м был снят документальный фильм «Арифметика свободы». На доме, где жил Александр Аронович, повесили мемориальную доску. Спустя два года в Израиле был установлен памятник герою Собибора. А вскоре, во время визита в эту страну Владимира Путина, министр информации и диаспоры Израиля Юлий Эдельштейн на встрече с ним поднял вопрос увековечивания памяти Печерского и других участников восстания. Российский президент эту идею поддержал.

– В конце января этого года, в день памяти жертв Холокоста, мы услышали по ТВ, что дедушке присвоен орден Мужества, — вспоминает недавние события Наталья Юрьевна. — А потом позвонили и сказали, что награждение состоится в Кремле, вручать будет Путин. Я была в шоке. 

«Рассказать, что мне удалось изучить и разведать, могу только я» Далее в рубрике «Рассказать, что мне удалось изучить и разведать, могу только я»Как ростовский краевед Борис Панасюк развенчивает мифы о Донском крае и сохраняет его историю, узнавала «Русская планета» Читайте в рубрике «Титульная страница» Мы новый град построимВозможно ли перенести столицу России за Урал — и надо ли? Мы новый град построим

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»