«Пришлось перейти от уровня живых людей на уровень скелета»
Останки черепов человека, пораженного туберкулезом (слева) и человека, погибшего от удара копьем. Фото: Виктория Сафронова / «Русская планета»

Останки черепов человека, пораженного туберкулезом (слева) и человека, погибшего от удара копьем. Фото: Виктория Сафронова / «Русская планета»

Какие трудности ждут тех, кто изучает историю Дона, и что можно узнать о жизни людей по их останкам — узнавала «Русская планета»

В Азовском музее-заповеднике проходит выставка «Антропология». Авторы собрали материал так, чтобы можно было узнать о типах и обычаях древних людей, населявших Донские земли. «Русская планета» поговорила с научными кураторами выставки.

Исследования антропологических материалов показали, что состав, численность и характер размещения населения Нижнего Дона часто менялись. До первых веков до нашей эры здесь преобладали морфологические виды большой европеоидной расы. Территориальное же размещение разных групп определялось в первую очередь типом хозяйственных работ. От их расовой принадлежности или от происхождения это не зависело. Кочевники осваивали природные зоны для скотоводства в дельте Дона и левобережье, оседлому же населению больше подходили участки на высоком правом берегу Дона. Про это и про многое другое можно узнать в Азовском музее-заповеднике на выставке о древних людях Дона.

Инструменты для костей

– Мы никогда не проводили антропологические выставки, но постоянные раскопки на территории городищ и погребений позволили накопить материал, который интересно представить — рассказывает заведующая научно-методическим отделом Азовского музея-заповедника Ирина Афанасьева — В экспедициях археологической группы нашего музея он встречается повсеместно. Мы изучаем комплексы: не только сам материал, но и что его сопровождает. Это позволяет нам представить, как выглядел человек. Но антропология изучает не только изменения человека, но и процессы, факторы, которые этому способствуют. Наряду с вопросом «Каким был человек?» она спрашивает и «Почему он был таким?». Естественно, что дать полноценный ответ на это можно только находясь на стыке наук. Яркий пример для антропологии — пересечение с этнографией, которая учитывает социокультурную и бытовую среду жизни человека, исследует его материальную и духовную культуру, дает представления об обычаях народов и их нравах.

– Какими методами пользовались антропологи, из работ которых была собрана выставка?

– Одним из основных методов антропологических исследований является антропометрия. С ее помощью проводят измерения тела человека и его частей, что помогает установить возраст, пол, расовую принадлежность и другие особенности физического строения. Замеры делаются специальными приборами.

Ирина подходит к набору инструментов.

– Это сейчас наука позволяет делать точные измерения. В нашей стране у истоков системы мер величин стоял еще Менделеев. Окончательно она сложилась в XIX веке. Представьте, что до этого измерения могли проводиться чем угодно — пальцами, ладонями, собственным ростом, да и вообще любыми подручными средствами.

В наборе, который показывает Ирина, мандибулометр — металлический прибор для измерения нижней челюсти. Рядом несколько циркулей — скользящий и штангенциркуль. Кроме того, для измерения нужны и координатные инструменты. Например, гониометр.

– Все это — необходимый инструментарий для определения пропорций лица, тела, — говорит Ирина. — Антропология — скрупулезная наука. Для того чтобы сделать какой-либо вывод, нужно исследовать не одно и не два захоронения. Только долгая работа с разным материалом погребений, сохраняющимся на протяжении многих лет, позволяет ученым утверждать, какими были люди.

– Насколько вероятны погрешности, ошибки при определении исследуемого типа?

– Доля фантазии присутствует всегда, и сами археологи с этим не спорят. Потому что даже если вы наложите все мышцы на исследуемые участки, вероятность погрешностей все равно существует. Антропологи должны быть близки к медицине с точки зрения анатомии. Чаще всего они проходят практику в морге. Именно там можно многое узнать о пропорциях органов, получить ясное представление о строении человека. Выдающийся советский антрополог Михаил Герасимов занимался исследованиями более 20 лет. За это время он создал 40 образов, очень много работал в морге, изучал пропорции на черепе у мягких тканей, связок, хрящей, мышц. И даже Герасимов признавал за собой возможные ошибки. Поэтому можно сказать, что они неизбежны.

Инструменты исследователей для антропометрических измерений. Фото: Виктория Сафронова  / «Русская планета»

За спиной Ирины висит карта миграционных процессов мира. На ней видно, что сегодняшний процесс переселения народов настолько глобален и интенсивен, что сопоставим с процессами, которые раньше развивались веками.

– Уже через несколько лет карта будет выглядеть совсем иначе, — говорит Ирина, заметив мой интерес. — И если вдруг случится так, что после нас не останется письменных источников, наши потомки еще будут ломать голову, как так получилось, что, например, Европа полностью изменила свой расовый состав за десять лет.

Реконструкции по останкам

Старший научный сотрудник Института аридных зон Южного научного центра РАН Елена Батиева восстанавливает внешний облик людей. Представленные на выставке портреты знатной сарматки и знатной кочевницы эпохи Золотой Орды выполнены ею на основе графической реконструкции внешности по черепу.

– Исследование антропологического материла — это, в первую очередь, строгая последовательность очень долгой, кропотливой работы, — рассказывает Елена — Сначала реставрируется череп. Потом идет другая стадия реставрации, затем описание, рассмотрение в нужном ракурсе, расставление точек на участках, прибавление толстот мягких тканей, снова описание... Как минимум месяц уходит только на графическую реконструкцию образа. Что касается скульптурной, процесс затягивается намного дольше.

Елена Федоровна рассказывает, что во время учебы думала заниматься изучением живых людей. В 80-х годах она проходила практику по глобальной программе ЮНЕСКО: исследователи собирали сведения о коммуникациях разных групп народов. Несколько лет она участвовала в их экспедициях, по итогам которых делала научные работы. Однако после окончания университета стало ясно, что в Ростове антропологией можно заниматься только совместно с археологами.

– Так мне пришлось перейти от уровня живых людей на уровень скелета, — улыбается она. — Но мне это тоже понравилось. Археологи работают на раскопках, я обрабатываю полученный материал. Представьте, сколько мы всего получаем — в этом средневековом городе жили более 30 тысяч человек.

– Можно ли по найденному материалу определить, каких народов на этой территории было больше?

– Правильнее будет говорить о расовом составе. Как ни странно, но все-таки преобладающей частью здесь жили европеоиды. Мы находим селения монголоидов из кочевой среды. Они и в городе по-своему жили: селились в определенных местах, жили в переносных юртах. Но в основном все же встречаются европеоиды. Это удивительно, поскольку изначально здесь был монгольский город, который приказал строить еще правнук Чингисхана. Но вполне объяснимо: город буквально сгоняли строить совершенно разных людей, сюда приезжали ремесленники и иностранцы, которые занимались торговлей. Это место в какой-то момент оказалось на стыке народов и культур.

Скульптурные реконструкции обликов древних людей по методике советского антрополога Михаила Герасимова. Фото: Виктория Сафронова / «Русская планета»

Елена показывает череп с довольно крупным ровным прорезом. Глядя на него, кажется, что прорез мог быть сделан для исследования определенного участка. Однако Елена начинает рассказывать об особенностях болезней древних жителей донских местностей и о сохранившихся на останках свидетельствах о них.

– Здесь очень большая степень поражения — это туберкулез кости. Сейчас, конечно, до такой стадии не доходит, за что мы должны отдать должное антибиотикам. На древних же костях мы находим примеры таких мук. Если на этом черепе мы видим одну дырку, то в прошлом году находили весь в мелких дырочках. Страшно подумать о переносимой боли.

– Можно ли по останкам определить, как развивалась болезнь?

– Я как исследователь этого определить не могу, все-таки больше занимаюсь морфологией, то есть типами. Этим же занимаются медики. Однако тоже могут установить это в невысокой степени: по степени зарастания, например, можно сказать, в каком возрасте начала зарождаться болезнь. И уже зная о ее характере, можно предположить, как она развивалась.

На останках рядом — пораженные стрелой останки тела. По словам Елены Батиевой, по ним можно описать процесс смерти. Например, глубокое углубление на теле — видно, что оно образовалось в результате удара острого предмета. Исследователи характера поражения говорят, что этот мужчина убегал от стрелы, однако она все равно угодила ему в спину. Кроме того, на этих же останках четко прослеживается ровное отделение черепа от тела. Это уже — явный случай насильственной смерти.

– С какими характерными для местности видами болезней вы сталкивались?

– Часто встречаются поражения коленных суставов. Есть общие болезни типа артроза. Но когда мы видим неравномерные и преждевременные поражения — это случаи патологических изменений, характерные для проживающих на нашей территории людей. Наша местность интересна тем, что с одной стороны здесь были степи кочевников, а с другой — целый ряд городских поселений. Поэтому, кроме сравнения разных расовых групп, мы изучаем, как условиях жизни оказывали влияние на костную систему человека. Выяснилось, что тяжелее всего приходилось кочевникам. Уже к 30 годам они получали серьезные растяжки, постоянно трясясь и держа лошадь в коленях. Кочевники же средневекового времени, которые уже больше занимались стрельбой, получали основную нагрузку на голеностоп, от чего больше страдали щиколотки и фаланги.

– От чего зависит сохранность костей? Какие условия хранения останков могут затруднить вашу работу?

– Сохранность костей, конечно, зависит от условий. Важно все: глубина залегания, влажность, состав почвы. Именно эти факторы в ответе за то, что, например, череп возраста семь тысяч лет может сохраниться лучше, чем рассыпающееся в порошок столетнее захоронение. Используя данные почвоведов и криминалистов, я могу сказать, что попытки определить время захоронения по составу костей пока практически безуспешны. Да, такие случаи есть, но их очень мало. Для определения возраста нужны радиоуглеродный анализ и другие методы.

Ритуалы на Дону

На стенде лежит несколько черепов с аккуратными ровными прорезами. Они напоминают поражения от туберкулеза, которые только что показывала Елена. Спрашиваю, почему эти останки отделены.

– То, что вы видите — подтверждение наиболее удивительного факта, с которым мы столкнулись. Черепа этих людей были подвергнуты трепанации — прижизненному или посмертному удалению участка кости из черепа, иногда со следами скальпирования. Известно, что трепанация делалась как в лечебных целях, от оказания помощи при травме до удаления опухолей, так и в ритуальных.

– Можно ли утверждать, что найденные останки — примеры именно ритуальных трепанаций?

– Во многих погребениях эпохи энеолита-бронзы Ростовской области и Ставропольского края мы зафиксировали целый ряд случаев трепанации, которые можно классифицировать именно как ритуальные. По нашим раскопкам видно, что это было характерно для целого этноса. На юге уже найдено 14 таких захоронений. Исследования этих случаев позволяют нам предположить, что на юге располагался своего рода центр ритуального трепанирования, которое выполнялось на достаточно высоком уровне. Эта операция проводилась в средней части свода черепа как среди мужчин, так и женщин Обычно ее делали в молодом возрасте.

Елена Батиева показывает точку на карте — групповое погребение на Вертолетном поле в Ростове-на-Дону. Здесь были найдены останки семи человек, на черепах пяти из них обнаружили трепанационные отверстия.

– В фондах Азовского музея мы нашли часть чаши, сделанную из черепа. Еще Геродот рассказывал легенду, согласно которой после завоевания нового народа в жертву приносили каждого сотого пленника, делали кубок из его головы, украшали золотыми пластинами и приносили испить из него новому правителю. Можете представить себе шок, ужас и страх людей перед завоевателями при виде этого?

Рядом находятся другие типы увечий — искусственная деформация черепа. Из-за нее голова может приобретать как яйцевидную, так и вытянутую прямоугольную форму, может образовываться и приплюснутость.

Научные кураторы выставки Ирина Афанасьева и Елена Батиева. Фото: Виктория Сафронова / «Русская планета»

– Другой поразительный вывод, к которому мы пришли при составлении карты местностей, где были найдены люди с деформированными черепами — это явление было практически повсеместным.

– К какому периоду относятся деформированные останки?

– Вообще датировки дают археологи и по инвентарю. Но многолетние наблюдения показали, что в нашей местности деформация черепа попадается либо в эпоху средней бронзы, либо в позднесарматское время.

На выставке представлены несколько деформированных черепов — мужчины средних лет, молодой женщины и примерно пятилетнего ребенка. Их нашли в Волгодонском и Азовском районах. По словам Елены Федоровны, сложно определить, для чего делалась эта отличительная черта. Известно, что детям для ее образования надевали на голову специальный бандаж или повязку, в них спали и с ними ходили.

– Влияло ли это как-либо на мозг человека?

– При очень большом сдавливании человек мог испытывать головные боли, повышалось давление. Но в основном деформировали череп еще ребенка и организм просто приспосабливался к этим условиям. Поэтому особого вреда не было. Это массовое явление встречается очень часто. Значит, можно утверждать, что для определенных народов это было нормой.

– Но у нас деформировали хотя бы только головы, — включается в беседу Ирина Афанасьева. — Если же, например, посмотреть на Испанию XVI века, то там и вовсе карликам придавали специальные формы головы — кувшина, например. Это все приводили к серьезным деформациям конечностей, позвоночника и в итоге наносило непоправимые увечья. У нас такого не попадалось.

Елена Батиева это подтверждает.

– Действительно, несмотря на различие национальностей, такие обычаи нам не попадались. Были проблемы, соответствующие условиям существования: болезни от недостатка питания, бытовые и боевые травмы. Но все это естественно и встречается повсеместно. Будем считать, что наши предки были гуманны в этом отношении.

«Человек без любви не живет. Вот такая штука» Далее в рубрике «Человек без любви не живет. Вот такая штука»Лето — сезон военно-исторических реконструкций и фестивалей; «Русская планета» узнавала, зачем ростовчане примеряют образы прошлого Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»