«Прошло 200 лет, ничего не изменилось»
Одна из центральных улиц Таганрога — улица Михаила Фрунзе. Фото: Марина Меркулова

Одна из центральных улиц Таганрога — улица Михаила Фрунзе. Фото: Марина Меркулова

Почему Таганрог не развивается и виноват ли в этом мэр

Глава Таганрога Владимир Прасолов может лишиться своего поста из-за жесткой критики со стороны правительства области. Губернатор Василий Голубев обвиняет его в неэффективном решении городских проблем.

В списке претензий — нецелевое использование бюджетных средств, низкие показатели по средней заработной плате, укомплектованности врачами и медицинскими работниками, темпам строительства жилья. В 2014 году в дошкольных учреждениях города появилось лишь порядка 40 мест из 1111 запланированных, не построено ни одного нового детского сада, ни одна из 900 многодетных семей, стоящих в очереди, не получила земельного участка. Самой острой проблемой Таганрога являются крупные долги муниципальных компаний за электроэнергию. Жители жалуются на постоянное отключение электричества и водоснабжения. Прошлой весной «Энергосбыт Ростовэнерго» отключил в городе светофоры, и движение на дорогах регулировали полицейские.

В апреле правительство Ростовской области подготовило 77 рекомендаций по решению накопившихся в городе проблем. В ноябре на выездном заседании правительства было сказано, что выполнены лишь треть из них. А контрольно-счетная палата опубликовала отчет очередной проверки расходования бюджетных средств, в котором указано, что «в городе Таганроге не только не устранен, не прекращен ряд нарушений, более того, выявлены аналогичные, системные, повторяющиеся нарушения». Голубев поручил своей команде к 1 декабря подготовить предложения по изъятию у Таганрога полномочий местного и областного значения.

На своей первой в этом году большой пресс-конференции Василий Голубев снова раскритиковал команду Прасолова, заявив, что «если Таганрог, а точнее, администрация города не будет меняться, то у нас нет никаких других выходов, кроме как делать все, чтобы сменить там руководство». «Русская планета» попробовала разобраться, что происходит в культурной столице Юга России, и ждать ли там смены власти.

«В век нанотехнологий Таганрог без горячей воды»

В Таганроге я встречаюсь с Иваном Седушем, блогером и журналистом, который стал известным после нескольких задержаний и обыска у него дома. Тогда о нем написали федеральные журналисты, окрестив оппозиционером.

Ивану 19 лет. На самом деле, он не считает себя оппозиционером — просто, по его словам, ему не нравится, что его город потихоньку уничтожают, о чем он и пишет в социальных сетях.

Иван живет в районе Нового вокзала.

– Вот тут недалеко раньше был красивый сквер, — говорит он. — А один бывший депутат каким-то образом получил разрешение и начал застраивать территорию торговыми павильонами.

Иван Седуш. Фото: Марина Меркулова

Ваня рассказывает о том, как накануне сентябрьских выборов прошлого года депутаты решили добиться того, чтобы парк 300-летия остался парком, а не очередным торговым центром, который собрался строить предприниматель. Но все дело в том, что он строит законно. Сама администрация еще при предыдущем мэре дала разрешение на строительство. Единственной зацепкой было то, что он пересаживал деревья с нарушениями. Депутаты демонстративно начали их выкапывать и сажать на прежнее место, фотографируя свои действия. Все происходило за месяц до выборов. Предприниматель подал на них в суд, но дело проиграл, так как снимки со всех форумов и блогов были удалены.

Однажды, во время очередного лета без горячей воды, блогер встал с плакатом под окнами администрации: «В век нанотехнологий Таганрог без горячей воды». Его потом вызвал начальник по ЖКХ, говорил, что они «работают и все делают, скоро все будет». Однако следующие два месяца лета город снова провел без горячей воды.

Мы уходим из кафе, Ваня показывает мне тот самый сквер, на фоне застроенных торговых точек, я его фотографирую.

– Ты любишь Таганрог? — спрашиваю.

– Да! Он очень красивый! Пройдись вечером по Петровской. Правда, не знаю, восстановили там освещение или нет, — снова возвращается к проблемам. — В администрации сказали, что не так много времени прошло после урагана. Уличного освящения не было всего лишь месяца два. В домах света не было неделю. Я как-то шел по улице, вижу толпу и полицию. Оказывается, люди оцепили машину работников-электриков и сказали, что не отпустят их, пока те не сделают свет. Сразу же кто-то приехал из администрации. На следующий день электроэнергию восстановили.

«Хороший профессор, но никакой мэр»

Я разговариваю с Сергеем Смирновым, ростовским политтехнологом, генеральным директором фонда «Прикладная политология». Он с 90-х годов начал проводить предвыборные кампании, знает карьерный путь практически всех местных представителей власти. Он считает, что дело не в политике, просто в Таганроге плохой мэр.

– У Таганрога две проблемы. Во-первых, он не знает, кем он хочет быть: промышленным, культурным или реакреационно-туристическим центром. Во-вторых, он хочет быть как Ростов, а еще лучше — круче Ростова. Собственно, почему выбрали Прасолова? Его конкурентом был бывший мэр Федянин, кандидат от «Единой России», то есть от власти, которую представляет область. Голосование было протестным. Теперь возьмем прошлогодние выборы депутатов Законодательного собрания. Таганрог по-прежнему голосует против области, отдавая голоса коммунистам. А вот на последних выборах в городскую думу избиратели голосуют уже против местной власти, соответственно, за кандидатов «Единой России», так как действующий мэр считается справедливороссом. Всякий раз голосование идет по принципу против кого-то. Такой подход не даст хорошего мэра, эффективного управленца. И сейчас ситуация такая, что в Таганроге нет хозяина. Власть и не может, и не хочет быть властью, — рассказывает политтехнолог.

То есть люди сами по себе, власть сама по себе.

– Да, но это не только в Таганроге, такое уже бывало не раз и не два. Просто в этом городе ситуация обострилась. В начале «нулевых» при выбранном по принципу «назло власти» Евгении Лесняке аналогичном образом загибался Азов. Говорят, он был хорошим человеком и неплохим начальником ГАИ, но как мэр оказался полный ноль. В Новошахтинске в свое время, например, выбрали Алексея Зайцева — хороший профессор, но никакой мэр, город лихорадило до тех пор, пока не пришел настоящий управленец Сорокин. Такая же ситуация была в Новочеркасске, я неплохо знаю Анатолия Кондратенко — он хороший мужик, профессор-математик, но уж точно не мэр. Не надо идти туда, где ты не справишься. В этом смысле переход к системе сити-менеджеров видится мне более эффективным.

Одна из претензий губернатора в том, что Таганрог не справился с зимним и осенним ЧП. Почему город не смог в сжатые сроки решить эти проблемы?

– Часть проблем связана с несовершенством законодательства, часть — с нерешительностью городских властей и отсутствием их авторитета. Арцыбашев (заместитель главы администрации Ростова-на-Дону по вопросам ЖКХ. — РП) и Чернышев (бывший мэр Ростова-на-Дону. — РП), например, решали вопрос таким образом: договаривались с коммерческими структурами, чтобы те оперативно предоставляли городу свою технику и без предварительной оплаты. Для такого решения глава города должен иметь реальный авторитет в городском бизнес-сообществе.

У Прасолова есть такой авторитет?

– Нет. Это, кстати, еще одна особенность и проблема Таганрога. В городе крупный бизнес связан с Москвой, местную власть он не воспринимает как власть, поэтому игнорирует. Ко всему этому — разброд среди элит. Они не готовы сплотиться, чтобы что-то сделать. Они не понимают, ради чего им объединяться. Нет проекта, который мог бы всех объединить. Что такое Таганрог через 10 лет? А никто не знает. Вот, например, все знают, что через четыре года в Ростове будет Чемпионат мира по футболу. Это все-таки более понятный ориентир.

Cергей Смирнов. Фото: Марина Меркулова

Восприятие Таганрога как культурного исторического центра можно использовать для хорошего проекта в качестве бренда?

– Исторический облик города убит. И убит давно. На самом деле в Таганроге не так уж много чего стоящего, там можно посмотреть лишь музей Чехова и памятник Раневской. Все. Этого мало для того, чтобы кто-то специально приехал в Таганрог. Но те, кто приезжает в соседний Ростов на всевозможные конференции, семинары или симпозиумы, с удовольствием потом поедут в Таганрог на полдня посмотреть на классиков и купить там майку с надписью «Пионэры, идите в жопу». Но тут снова мешает соперничество с Ростовом. Кстати, все это в полной мере относится и к другим соседним с Ростовом городам — Новочеркасску, Азову.

Там есть такие майки?

– В том то и дело, что нет. А их надо делать. Это же знаменитая и известная всем фраза Раневской. Но для этого все должны себе честно сказать: «Ребята, мы работаем в связке с Ростовом, мы не строим у себя конгрессные центры, мы даже не строим гостиницы, потому что их никто не заполнит, мы развиваем культурно-историческую инфраструктуру, которая дополняет конгрессно-выставочную и гостиничную инфраструктуру Ростова». Таганрог, например, не может быть курортным. Там никогда не будет пятизвездочного отдыха по той простой причине, что там нет пятизвездочного моря. Но город может и должен позиционировать себя не как место для купания-загорания, а как центр водного спорта. Кстати, на другой стороне Таганрогского залива — от Азова до Ейска — лучшие в России места для водного экстрима. Мы можем туда позвать любителей серфинга, виндсерфинга. А в самом Таганроге сделать клуб для любителей яхт. В районе Старочеркасска как-то планировали создание большого яхт-клуба. Я спросил у одного из инициаторов проекта: «А зачем вы делаете клуб на 500 мест? Столько яхт в Ростове нет». На что он ответил: «Зато в Москве есть». И это принципиальная вещь — посмотреть на все другими глазами. В столице много людей с деньгами, которые могут себе позволить держать яхту. Но если ты держишь яхту в Москве, то каждый раз несколько дней по рекам, шлюзам и каналам вынужден добираться до моря. А здесь выходит другая ситуация: перелет из Москвы в Ростов занимает два часа, через 15 минут ты в Старочеркасске, через час в Таганроге, а на следующий день уже в Черном море, а еще через день в Средиземном. Сегодня люди, прежде всего, экономят время.

Получается, что идеи для развития лежат на поверхности. Почему местная власть этого не понимает и не делает?

– Я как-то задал этот вопрос своему приятелю. Он сказал: «Ну, что ты хочешь от чиновника? Он же не занимается виндсерфингом».

«Люди ничего не будут с этим делать»

Об отношениях жителей Таганрога и городской власти рассказывает Андрей Рачипа, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой социологии, истории и политологии Инженерно-технологической академии ЮФУ.

– Социологами Таганрог изучается как типичный российский город. Он попадает в диапазон средних провинциальных городов от 250 до 500 тысяч населения со средним национальным составом. Статистикой и практикой проверено, что выводы, полученные по Таганрогу, говорят о социальном самочувствии трети россиян, так как треть наших граждан живут в средних городах, особенность которых в том, что они сочетают в себе характеристики сельской местности и большого города. От большого города здесь достаточная урбанизация, от сельской местности — деревенский тип людей, которые все друг друга знают. В больших городах люди больше ценят экономическую прибыль, а в средних — связи и отношения. Это большая разница, — говорит ученый.

Андрей Рачипа. Фото: Марина Меркулова

Кафедра, которую возглавляет Рачипа, проводит свои исследования с 1996 года. В том числе и по президентским грантам. В 2007 году выиграли грант на исследование по обыденному сознанию, а в 2010 по теме «Динамика качества жизни и стратегии адаптации молодежи среднего города России в социологическом измерении (на примере города Таганрога)».

– В последней нашей работе выводы носили рекомендательный характер по улучшению качества жизни людей. Исследование проводилось при бывшем мэре Федянине. Но так как проблемы, которые были выявлены, не решены до сих пор, то исследование актуально на сегодняшний день, — рассказывает Рачипа. — Болевой же точкой города является проблема ЖКХ. Ценами и качеством ЖКХ недовольны 80% населения. Это может стать прямой угрозой. Ведь если цены вырастут до уровня минимальной зарплаты, тогда громыхнет, и мало не покажется. А пока у человека есть деньги и на ЖКХ, и немного на жизнь, то, к сожалению, качество жизни можно ухудшать, и люди ничего не будут с этим делать. Но будет расти социальная напряженность — и все может вырваться в случаи серьезного социального потрясения. А сейчас социальное недовольство скорее приведет к некачественному исполнению своих обязанностей: дворник будет плохо мести, учитель плохо учить, врач плохо лечить.

Почему в провинции люди все терпят и не выходят на митинги, например?

– Население не рассматривает протест как решение проблемы. Если где-то в Таганроге происходит митинговая активность, то, скорее всего, она создана искусственно. Прошлого мэра Федянина не любили. И голосовали по сути не за Прасолова, а против Федянина. Хотели показать, что можно что-то изменить путем прямой демократии. Но пришел новый мэр, и ничего не изменилось. И сейчас есть такие настроения среди таганрогжцев, что какая разница, кто у власти: город от этого не улучшается.

Политологи говорят, что у Таганрога есть местечковый гонор, из-за которого он не хочет сотрудничать с Ростовом.

– У простых людей, конечно же, ничего такого нет. Такая местечковость сидит скорее в головах местных чиновников и некоторых бизнесменов. И интерес последних понятен. Они не хотели бы впускать в город бизнес из области или Москвы. Например, было очень сильное сопротивление, когда в город пришел «Магнит». Естественно их рынок пострадает из-за такого конкурента. Поэтому они хотели такую власть, которая защитила бы их интересы. Бывший мэр Федянин поддерживал мелких бизнесменов, а Прасолов допустил сюда московский бизнес, но только с той целью, чтобы расправиться со своими политическими противниками. Также бизнес в Таганроге характеризуется мощной связкой с полицией. Это пошло еще с 90-х, и пока ситуация такая же.

Таганрог позиционируют и как промышленный центр, и как культурную столицу.

– В промышленности идут серьезные процессы оптимизации, то есть сокращений. От острой безработицы спасает Ростов. Произошло размывание границ. Большое количество наших горожан работают в Ростове. И они позиционируют себя уже как жителей большого города, которые приезжают спать в Таганрог. Что касается культурной столицы, то Таганрог на самом деле обычный город. Но он пока еще выезжает за счет бренда Чехова. Гости Ростова, например, обязательно хотят посетить именно Таганрог. Но в инфраструктуре города много недоработок для качественного туризма. Иностранный турист здесь просто заблудится, так как нет ни одной надписи на английском.

«Любого главу любого города можно отстранить»

Жесткое противостояние губернатора и мэра — совсем не новая для России история. В 2011 году в отставку был отправлен всенародно избранный глава миллионного Волгограда Роман Гребенников, у которого не сложились отношения с тогдашним руководителем региона Анатолием Бровко. Интересы мэра в суде представлял адвокат Руслан Гусев.

– В Волгограде мэр был уволен постановлением губернатора из-за неисполнения 9 судебных решений, большинство которых касались предоставления гражданам жилья, — говорит юрист. —То есть формальным основанием для отстранения было якобы бездействие главы города по исполнению судебных решений. Но если дело рассматривать чисто с формальной точки зрения, то, в принципе, любого главу любого города можно отстранить от должности, потому что в любом городе есть люди, судившиеся с администрацией, которая не смогла в установленный срок исполнить судебные решения. Например, предоставление жилья требует административных процедур по размещению аукциона на приобретение жилья, либо его строительства. Однако построить жилье невозможно в месячный срок с момента вынесения решения.

Район морского торгового порта в Таганроге. Фото: Марина Меркулова

Для меня совершенно очевидно, что отставка Гребенникова была политическим делом, а не правовым. Основания для отстранения главы должны быть весомыми, как это требует Закон №131. В нашем случае были положены судебные решения рядовых дел, не известных и совершенно не резонансных для общественности города. Более того, в ходе судебного рассмотрения иска моего доверителя выяснилось, что об этих судебных решениях губернатор имеет недостоверную информацию. Некоторые решения были исполнены на момент вынесения постановления об отстранении от должности, по некоторым были заключены мировые соглашения и изменен способ исполнения. Одного судебного решения, на которое сослался губернатор в своем постановлении, вообще не существовало в природе. Часть решений находилось в активной фазе исполнения. То есть объективных причин для отстранения главы города не существовало. Постановление губернатора было произволом и ликвидацией политического конкурента в лице главы города.

Василий Голубев поручил своей команде разработать предложения по изъятию у Таганрога части полномочий. Что он может забрать у города?

– Самое ценное в городе — это земля. Я думаю, первое, что может сделать губернатор, — изъять право распределения земельных участков в городе в пользу области. Второе, не менее интересное по ресурсам — это здравоохранение и образование. Область может забрать право распределять тендеры, выбирать подрядчиков ремонта и строительства больниц, решать вопрос организации бесплатного питания. Это дает возможность отдавать подряды своим фирмам. С точки зрения закона областная администрация имеет право изъять такие полномочия. Но нужно ли это делать? В Волгограде, например, история закончилась тем, что Гребенников ушел во внесистемную оппозицию, конфликт между политическими элитами города и области стал открытым. Буквально через год губернатор Бровко был отстранен от должности решением президента по причине системного кризиса в управлении областью и областным центром. Эскалация конфликта, начатая с принудительного отрешения главы города, закончилось логической отставкой губернатора.

Сам Роман Гребенников так комментирует свои прошлые отношения с областной администрацией:

– В моем случае в 2011-ом году губернатор Бровко потребовал передать в областное подчинение муниципальные аптеки города, водоканал и электросети, а тепловые сети отдать в аренду одной компании. Я отказался. После чего были организована масса проверок и прочие элементы давления. Затем я отказался уйти в Госдуму и стать сити-менеджером. После всех этих событий 23-го февраля Бровко подписал постановление о моем отрешении.

Политическую подоплеку в критике Голубева видит Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия», в которую входит Прасолов. Он считает это местью за то, что Прасолов не вступил в «Единую Россию». Осенью 2015 года пройдут губернаторские выборы, и область хочет поставить своих людей в городах, в то время как мэр Таганрога не является членом этой партии.

– Вы думаете, нынешний мэр сможет улучшить свою репутацию и город? — спрашиваю я политолога Сергея Смирнова.

– Хотелось бы, но едва ли. У него нет для этого ресурсов — ни управленческих, ни кадровых, да и воли нет. Что касается развития города, то уже давно обсуждается идея ростовской агломерации, которая бы включала в себя Таганрог, Азов, Батайск, Аксай, Новочеркасск и еще семь районов. Суммарно дает почти два с половиной миллиона населения. Она может стать третьей по численности городской агломерацией в России. Это хорошее конкурентное преимущества в борьбе за инвестиции и трудовые ресурсы. Но у нас все боятся: как же так, Ростов под себя все подомнет. Страх сидит в головах у некоторых чиновников, которые не хотят, чтобы у них забирали бюджеты, полномочия, власть. Надо просто понять, что лучше развиваться вместе, чем пропасть поодиночке.

– Вы показывали ваши исследования администрации Таганрога? — задаю вопрос социологу Андрею Рачипе.

– Вы знаете, последним мэром, который интересовался нашими исследованиями, был Шило. Он проявлял мощный интерес к социологии и пытался понять, что происходит. Что касается последующих мэров — Федянина и Прасолова, то у них никакого интереса нет. В основном наши исследования изучаются Москвой, вплоть до администрации президента. Знаете, когда Чехов приезжал в Таганрог, он говорил: «Родной город: грязь и собаки». Прошло 200 лет, ничего не изменилось.

«Когда человек переступил черту, его сложнее лечить» Далее в рубрике «Когда человек переступил черту, его сложнее лечить»Психиатр Ольга Бухановская — о ложном образе психически больного человека, рисках в лечении психиатрических заболеваний и о деятельности движения «Оккупай–педофиляй» Читайте в рубрике «Титульная страница» Сдали своегоРоссия депортировала одессита, спасшегося из Дома профсоюзов. Теперь ему грозит тюрьма Сдали своего

Комментарии

24 февраля 2015, 01:27
То есть если меня сначала опустили в ОБЭПе, а потом судебные приставы попросту обокрали ( все документы и письма у меня на стенке), я должен хотеть снять Президента России? Думать о том как снять с поста просто! А делать самому, все стали такими умными.......... Я тоже из района Нового Вокзала. Вот пусть парень посмотрит - молодёжь.онлайн
24 февраля 2015, 01:53
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»