«Одно большое желание — схватить детей и бежать отсюда»
Фото: Юлия Корчагина.

Фото: Юлия Корчагина.

Корреспондент «Русской планеты» узнала, где и как живут шахтинцы, оставшиеся без квартир после взрыва бытового газа

Проспект Ленинского Комсомола, 2б — пятиэтажное здание, в котором 24 января произошел взрыв бытового газа. Погибли трое рабочих, 52 человека остались без жилья. Возле второго подъезда дежурит полиция: впускают только тех, кто здесь прописан, проверяют документы. В доме работают сотрудники МЧС, хотя режим чрезвычайной ситуации сняли еще 28 января.

– Взрыв произошел в пустой квартире № 26 на третьем этаже, — говорит один из выходящих из дома сотрудников МЧС, щурясь от ветра. Благо, в это время никого из жильцов соседних квартир не было дома, и в подъезде никто не проходил.

– Взрыв был сильный, и квартиры находятся в нежилом состоянии, — добавляет его коллега. Оба отказываются называть свои имена.

То, что подъезд находится в нежилом состоянии, видно уже снаружи. Окна в квартирах затянуты пленкой, стекла при взрыве разбились, несколько балконов разрушены. Зеваки, проходя мимо, останавливаются и засматриваются на подъезд, не совсем понимая, что произошло.

– Перегородка между 26 и 27 квартирами на третьем этаже рухнула, — сотрудники МЧС продолжают рассказывать подробности случившегося, — на четвертом поднялся пол из-за взрыва. На второй этаж удар пришелся с потолка.

В подъезде холодно. Спасатели устанавливают на первом этаже тепловую пушку, чтобы сохранить вещи, которые люди оставили в квартирах, и чтобы самим не замерзнуть.

Первые двое суток после взрыва спасатели дежурили на объекте круглосуточно. Сейчас к ним подключились местные жители. В средней школе № 30, которая находится в ста метрах от дома, разместили штаб. В нем разрешают «жилищный» вопрос каждого из пострадавших, принимают документы.

– Наша комиссия и мэр города Денис Станиславов встретились с пострадавшими на второй день после взрыва. Сначала эвакуированных из взорвавшегося подъезда хотели разместить в школе. Мы даже приготовили три кабинета и вынесли из них парты. Но после заседания было решено предложить пострадавшим временно поселиться у родственников, — рассказывает директор школы № 30 Раиса Лактионова, приятная, укутанная в шаль женщина, греющаяся у камина.

– А почему решили именно так? — интересуюсь я. — Во многих СМИ прошла информация о том, что именно в этой школе живут люди после взрыва.

— В основном все пострадавшие местные. У многих здесь родители или дети, которые живут отдельно, — объясняет Лактионова, — оставаться в школе не было смысла. Вот люди и расселились по родственникам. Только двум семьям дали муниципальное жилье. Мы стараемся помочь чем можем, так как дети многих пострадавших учатся в нашей школе.

Спустя неделю после трагедии люди, оставшиеся без квартир, ждут заключений комиссий и надеются на лучшее.

– Мы ждем новостей, — говорит пострадавшая из квартиры № 22, и председатель ТСЖ Елена Роспуная тяжело вздыхает, — я как раз идут из администрации. У нас пострадала двухкомнатная квартира. Теперь мы с мужем и со старшим внуком живем в квартире дочери, а она со своей семьей переехала в большой дом родственников. К нам уже приходила оценочная комиссия, все снимали и записывали.

– А что в итоге будут делать?

– Нам пообещали восстановить дом и выплатить моральный ущерб. Мы, обсудив все с собственниками, попросили их не торопиться. Пусть лучше медленнее сделают, но капитально. Многие до сих пор в шоке от случившегося.

Елена хвалит спасателей и говорит, что они сработали быстро и отлично. Она как диспетчер пожарной части знает, что в таких делах скорость имеет большое значение.

– Аварийные службы работали в течение двух дней, — рассказывает Роспуная. — Спасательный отряд организовал нам горячее трехразовое питание. Исполнили просьбы пострадавших. Например, у одной из жительниц была дорогая мебель, и она не хотела перевозить ее на грузовой машине — боялась, что испортится. В течение двадцати минут приехала «ГАЗель», и все быстро погрузили.

Мы с Еленой заходим в подъезд и поднимаемся на второй этаж, чтобы посмотреть, как обстоят дела в квартирах после взрыва. Потолок провис, обои отклеились, потолочная плитка обвалилась. В комнатах уже нет вещей, все перевезли в первые часы после происшествия.

– Здесь раньше было много мусора, – говорит Елена, показывая в центр комнаты, — но все убрали.

На третьем этаже упала перегородка. Двух квартир здесь больше нет — на их месте осталось лишь одно большое искалеченное пространство. В одной из комнат спасатели положили на пол настил, чтобы внутри можно было передвигаться. На балконы выходить нельзя — могут обвалиться. Кругом пыль и грязь.

В домах на четвертом этаже пострадал пол, плиты вздыбились и стали походить на холмы. Пятый этаж почти не задело.

– У нас в квартире заклинило дверь, и ее во время взрыва пришлось выбить. Там находился мой старший сын, — рассказывает пострадавшая Екатерина из квартиры № 32, — мы не пострадали, хотя и были в гостях у моей мамы в этом же доме на втором этаже. Был шок. Пьем чай и тут такое. Я кормящая мать, моему ребенку пять месяцев. У меня пропало молоко после случившегося.

– Как вы себя сейчас чувствуете? — спрашиваю.

— Я вся на нервах. Мы съехали к родственникам. Конечно, хочется домой. Но на днях я съездила в квартиру и так перенервничала и расстроилась, что снова пропало молоко, которое только день назад удалось вернуть. Теперь опять пью таблетки. Страшно становится в этом подъезде.

Пенсионерка со второго этажа Татьяна (фамилию называть отказалась. — Примеч. ред.) тоже вспоминает взрыв с дрожью в голосе. Правда, она несмотря ни на что хочет вернуться домой.

– Моя квартира пострадала не очень сильно в отличие от многих других, — успокаивает то ли меня, то ли саму себя Татьяна, — у меня вылетели стекла, двери, пошли трещины в стенах. Конечно, за пару месяцев квартиры не приведут должным образом в порядок, но мы ждем.

– Спасибо родным, приютили, — вздыхает женщина, — часть вещей я привезла сюда, часть оставила у подруги. Сын с семьей отправились к тестю. Неприятно даже вспоминать, что произошло. Хотя сначала мы и не поняли. Сын с невесткой были на работе, я — дома с внуками, грела молоко младшему. Вдруг полетели стекла, и меня резко откинуло в коридор. Внуки испугались. Было одно большое желание — схватить детей и бежать отсюда. Стало страшно. Забрала детей, выбежала из подъезда, а там уже «скорая», соседи с детьми. Тяжело, конечно, остаться среди зимы без квартиры. Будем ждать, когда все сделают.

Снег сверх нормы Далее в рубрике Снег сверх нормыВ Ростове объявлено штормовое предупреждение Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»