«Я тоже была однажды человеком. Меня звали Сабина Шпильрейн»
Экспозиция музея Сабины Шпильрейн в галерее NNN. Фото: Ольга Шилина / «Русская планета»

Экспозиция музея Сабины Шпильрейн в галерее NNN. Фото: Ольга Шилина / «Русская планета»

О жизни гениальной ростовчанки, женщины-ученого, пионера детского психоанализа и вдохновительницы Юнга и Фрейда узнавала «Русская планета»

До недавнего времени в мире было всего три музея-мемориала психологу — в Вене, Лондоне и Санкт-Петербурге. Все они посвящены основателю психоанализа Зигмунду Фрейду.

В начале ноября в Ростове открывается едва ли не единственный в мире музей памяти женщине-ученому — легендарной ростовчанке Сабине Шпильрейн, первой женщине-психоаналитику, получившей степень доктора медицины в Цюрихском университете, выдающейся исследовательнице, предложившей оригинальную теорию деструкции, под влиянием которой Фрейд ввел в психоанализ понятие влечения к смерти.

Яркая история жизни Сабины Шпильрейн, которая была эмиссаром психоанализа в Советской России, вдохновляет мировых историков, писателей, философов, кинорежиссеров и драматургов. Но на Родине она была долгое время забыта. О жизни Сабины Шпильрейн, ее личности и ее вкладе в науку РП рассказал член правления Российского отделения Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии, к. пс. н., доцент кафедры общей и педагогической психологии Академии психологии и педагогики ЮФУ, главный редактор журнала «Вестник психоанализа» Филипп Филатов.

– О некоторых периодах жизни Сабины Шпильрейн ничего не известно, а документальные архивы о ее жизни в Швейцарии закрыты. Кто же такая Сабина Шпильрейн?

– Речь о личности сложной, легендарной и противоречивой. Загадок в ее истории очень много. Основные документы, личные дневники и письма находятся в частном владении, а те, кто ими владеет, по каким-то причинам долгое время не спешили обнародовать информацию. Мне посчастливилось общаться с биографами Сабины Шпильрейн, в частности, с Сабиной Рихебехер, (психоаналитик, автор книги «Сабина Шпильрейн: почти жестокая любовь к науке». – Примеч. авт.), которая получала доступ к этим частным архивам. Для нее и для немногих других историков психоанализа были открыты швейцарские и германские архивы, в том числе относящиеся к истории вермахта и третьего рейха.

Сабина Шпильрейн — прежде всего выдающаяся женщина-ученый и психоаналитик. Что касается личной жизни Сабины Шпильрейн — тут есть love-story, отношения с Карлом Юнгом, сюжет, который кажется очень привлекательным для разного рода сценаристов, писателей и драматургов. Создано уже очень много художественной продукции вокруг имени Шпильрейн: есть роман «Русская пациентка» на немецком языке, есть несколько пьес, два художественных фильма, надо сказать, весьма искажающих ее биографию — в обоих фильмах, «Сабина» и «Опасный метод», заявляется, что Шпильрейн была расстреляна в синагоге, хотя на самом деле ее вместе с другими ростовскими евреями уничтожили в Змиевской Балке в Ростове-на-Дону. Это одна из грубых ошибок.

С моей точки зрения, любовная история — не самая существенная сторона жизни Сабины Шпильрейн, хотя и самая раздутая. Генри Лотан (американский психоаналитик и историк психоаналитического движения — Примеч. авт.) утверждает, что любовная история Сабины Шпильрейн — преувеличенно раздутый эпизод, тогда как ее вклад в психоанализ поистине велик, хотя и оставался долгое время недооцененным. Признание к Сабине Шпильрейн как к ученому пришло только в 1990-е–2000-е годы, думаю, как раз из-за вытеснения ее личности из истории мировой психоаналитической науки достаточной темной и запутанной любовной историей с Карлом Густавом Юнгом, вышедшей на первый план.

Сабина Шпильрейн. Фото предоставлено Филиппом Филатовым. 

– Расскажите о периоде становления Сабины Шпильрейн как ученого-психоаналитика. Как вышло, что обычная ростовская девушка, окончившая в 1904 году с золотой медалью Екатерининскую гимназию, спустя всего пару месяцев оказывается пациенткой Карла Юнга, а уже в 1905 году благополучно поступает на медицинский факультет Цюрихского университета и совсем скоро становится активным членом Венского психоаналитического сообщества, возглавляемого Зигмундом Фрейдом.

– С раннего детства Сабина была незаурядно одаренным ребенком. Она жила в семье с весьма суровыми принципами воспитания. У нее был жестокий и неуравновешенный отец, который, с одной стороны, отличался садистическими наклонностями и был ярким образцом описанной Фрейдом мужской истерии, а с другой — всеми силами добивался, чтобы его дети были всесторонне образованы и постоянно развивали свои способности. Он заставлял детей говорить один день на одном иностранном языке, в другой день — на другом. Кто забывался, бывал незамедлительно наказан. Личность Сабины была с одной стороны деформирована таким обращением, но с другой — девушка была удивительно образованна и феноменально одарена. Ее детский дневник свидетельствует о ее личностной зрелости, о том, что она была рефлексирующим ребенком. Уже в нем, до знакомства с Юнгом, она задается глубокими и сложными вопросами — в частности, касающимися взаимоотношений полов. К психоанализу она оказалась подготовлена непростой ситуацией в семье, опытом ранней рефлексии и европейским по духу воспитанием.

Дом семьи Шпильрейн на ул. Пушкинской. Фото: Ольга Шилина / «Русская планета»

К 18-ти годам Сабина, блестяще окончив гимназию, переживает острейший юношеский кризис идентичности, отягощенный домашней обстановкой, системой воспитания и, не в последнюю очередь, смертью ее 6-летней сестры Эмилии, к которой Сабина была сильно привязана. Кризис идентичности, к слову, у незаурядных личностей протекает особенно остро и часто парадоксально.

Родители решают отправить Сабину на лечение в Европу. Девушка бунтует, симптомы усугубляются, видный психиатр Монаков отказывается ее принять, ссылаясь на ее чрезмерное возбуждение. И, наконец, в Цюрихе она попадает в психиатрическую клинику Бургхельцли. В то время это могло означать пожизненное заключение. Карл Густав Юнг, лечащий врач Сабины, реабилитировал ее достаточно быстро, всего за 9 месяцев, использовав в работе с ней психоанализ Фрейда, который знал только по книгам. Сабина была первой пациенткой, которую Юнг лечил психоаналитическим методом. Это первая и огромная удача совсем молодого врача. Более того, при выписке директор клиники Блейер выдает Сабине медицинское свидетельство и том, что ее лечили от «нервного расстройства с истерическими симптомами» и, разглядев в ней талантливую, неординарную личность и яркий пытливый ум, дает ей рекомендации для поступления на медицинский факультет Цюрихского университета, где она блестяще прошла обучение.

К 1911 году, спустя всего семь лет после своей госпитализации, Сабина Шпильрейн становится доктором медицинских наук. Это феноменальный взлет. Она была одной из первых российских женщин, сделавших столь блистательную карьеру. Женское образование тогда было затруднено, а женщине-иностранке, русской женщине еврейского происхождения сделать это было очень и очень сложно. Кроме того, Шпильрейн была первой женщиной, которая написала и защитила психоаналитическую диссертацию, свою докторскую работу «О психологическом содержании одного случая шизофрении». И это была едва ли не первая диссертация, которую Юнг и Фрейд опубликовали в Ежегоднике психологических и психоаналитических исследований, что говорит о том, что эта работа Шпильрейн была признана образцовой.

С Фрейдом Шпильрейн знакомится благодаря Юнгу. Сабина становится активным членом Венского психоаналитического сообщества, а Фрейд даже использует одну из предложенных ею идей (о деструкции) в своих работах. Юнг также находится под влиянием Сабины, которое, возможно, было не только эмоциональным, но и идейным, и даже после разрыва с ней долгие годы продолжает переписку. Шпильрейн оказалась «медиатором» — посредником между двумя психоаналитическими школами: Юнга и Фрейда. Никто на это не решался, каждый из аналитиков занимал одну из сторон, а Сабина пыталась как бы «примирить» два учения. Ее самая известная работа «Деструкция как причина становления» является синтезом юнговского и фрейдовского мышления. И именно в ней Шпильрейн предвосхитила теорию влечения к смерти. К этой статье будут всегда обращаться психологи и психоаналитики, поскольку она необыкновенно многослойна и затрагивает самые различные аспекты человеческой жизни, от биологии и психопатологии до мифологии и искусства. В целом, с научной точки зрения, учение Шпильрейн принципиально отличается от теории Фрейда, это две разные альтернативные теории, но при этом именно Шпильрейн первой использовала в психоанализе и психологии понятие деструкции. Можно сказать, что она была пионером, поскольку понятие деструктивности — очень емкое понятие, и Шпильрейн смогла создать предпосылки для дальнейших исследований в данном направлении.

– Но несмотря на такое признание в Европе, Шпильрейн не имеет последователей и возвращается в Россию.

– Волей или неволей мужчины оттеснили ее в тень. Социальные условия, бедность в разгар послевоенного экономического кризиса, невозможность зарабатывать на жизнь себе и дочери не позволяли ей оставаться в Европе. Сабина возвращается в Россию, преисполненная надежды на воссоединение семьи и возобновление брака с покинувшим ее мужем, Павлом Шефтелем. В Москве она какое-то время работает в детском доме-лаборатории «Международная солидарность», где воспитывались дети высокопоставленных советских чиновников. Шпильрейн читает спецкурс «Психоанализ подсознательного мышления», ведет «семинарий по детскому психоанализу», принимает участие в работе Русского психоаналитического общества.

Для создания своей школы последователей у Шпильрейн не было достаточных предпосылок. В России после ее возвращения психоанализ быстро попал под запрет, поскольку ассоциировался с троцкизмом и разгромленной педологией. Она была выдающимся ученым, музой Юнга, писала новаторские работы, стояла у истоков новой теории шизофрении, стала пионером детского психоанализа. Но при очевидной одаренности она не смогла в полной мере состояться в социальном плане. Под конец жизни, вероятно, страдала от депрессии, жила на копейки, работала в детской поликлинике, постепенно угасая. 

После оккупации города фашистскими захватчиками она два раза отказывалась от эвакуации, не веря, что немцы, люди с родины Карла Юнга, способны «на подобные зверства». В августе 1942 года Шпильрейн вместе со своими двумя дочерьми была расстреляна в Змиевской балке. А ее завещание, записанное еще в психиатрической клинике Бургхельцив в знаменитом тексте «Последняя воля», — посадить на месте ее смерти дуб и написать на нем «Я тоже была однажды человеком. Меня звали Сабина Шпильрейн» — было исполнено несколько лет назад. Дуб посадили в непосредственной близости от Змиевской Балки.

Печально, что жизнь женщины, которая всеми силами пыталась состояться в мире мужчин, была наделена такими талантами и внесла в мир науки столь заметный вклад, завершилась так трагично.

Мемориальная доска на доме, где жила Сабина Шпильрейн. Фото: Ольга Шилина / «Русская планета»

– Расскажите о музее-мемориале, который на днях открывается в Ростове.

– Музей будет располагаться в доме, где жила Шпильрейн со своей семьей, по адресу ул. Пушкинская д. 83.

Галерея NNN и Академия психологии и педагогики Южного федерального университета разработали уникальный проект Мемориального музея Сабины Шпильрейн. Он будет расположен в частной галерее Николая Полюшенко — заслуженного художника России, члена Союза художников России и Международной ассоциации изобразительных искусств АИАП ЮНЕСКО, который всячески способствовал открытию этого мемориала. В музее будут выставлены личные вещи, принадлежавшие семье Шпильрейн, что само по себе уникально, поскольку мало что из материального имущества Сабины и ее семьи сохранилось. Конечно же, там будут книги, издания, фотографии тех лет, а также фотографии писем и архивных документов. Мы будем реконструировать дух эпохи и обстоятельства жизни выдающейся ростовчанки. В дальнейшем здесь откроется Центр культурных программ Академии психологии и педагогики. Рассчитываем на сотрудничество с музеем Фрейда в Вене и другими аналогичными мемориалами, планируем постоянно обновлять, пополнять экспозицию и работать со студентами, сотрудничать с историками, краеведами.

Также 7 и 8 ноября пройдет двухдневная международная научно-практическая конференция «Сабина Шпильрейн: ее личность и вклад в психоанализ, психологию развития, клиническую психологию», приуроченная к 100-летию Южного федерального университета и 130-летию со дня рождения Сабины Шпильрейн. На открытии музея выступят: профессор Зинченко — декан факультета психологии МГУ, президент Российского психологического общества, академик РАО; профессор Решетников — ректор Восточно-европейского института психоанализа, директор Академии психологии и педагогики ЮФУ, профессор Ермаков, а также мои коллеги из Южного федерального университета.

«Такой суммы вам не дадут ни в одном банке» Далее в рубрике «Такой суммы вам не дадут ни в одном банке»Реально ли многодетной семье начать бизнес с нуля на условиях государства — выясняла «Русская планета» Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»