«Рассказать, что мне удалось изучить и разведать, могу только я»
Каменный шар в стене Красносулинского Каньона. Фото из личного архива Бориса Панасюка

Каменный шар в стене Красносулинского Каньона. Фото из личного архива Бориса Панасюка

Как ростовский краевед Борис Панасюк развенчивает мифы о Донском крае и сохраняет его историю, узнавала «Русская планета»

Как вы представляете Донской край? Рыба, раки, казаки, степи, поля до горизонта, комбайны, ковыль и подсолнухи? Именно эти стереотипы и развеивает ростовский краевед-энтузиаст, а также фотограф, участник многих фотовыставок и Член жюри городского конкурса фотографий о Ростове и ростовчанах, член Союза фотохудожников России Борис Панасюк. Много лет он собирает живую информацию о крае, о его прошлом и настоящем, ищет и находит новые памятники истории, природы и культуры. Проще говоря, делает все, чтобы уберечь историю Ростовской области от забвения, а природу — от уничтожения.

РП встретилась с Борисом Панасюком и разузнала все подробности о его путешествиях.

– Как вы увлеклись историей и исследованием удивительных мест Донского края?

– В фотографии моими учителями были прибалты, старая школа литовских фотографов, которые фотографировали пески и дюны. Я как-то сразу влюбился в этот жанр психологического пейзажа и до сих пор снимаю на пленку. Однажды мне предложили отснять объекты и храмы г. Новочеркасска. Я согласился, и меня заинтересовала история этих объектов. И по мере изучения стали открываться удивительные факты. Так и пошло. С тех пор я «копал» там, где никто не был. Все мы знаем, что живем в Донском крае, где до нас были киммерийцы, скифы, сарматы, половцы, хазары, казаки. Но до сих пор остается много вопросов об их жизни, быте, ритуалах. Древности мы знаем по остаткам материальной культуры, ведь письменности тогда не было и многое мы можем только предполагать. Так как у меня нет специального исторического образования, я решил изучать историю нашего края в той плоскости, где я хоть что-то знаю. По образованию я физик, изучавший физику твердого тела. С геологией сталкивался на протяжении 12 лет, когда работал в Ростовском государственном университете. И я начал углубленно изучать сопряженные науки: географию, биологию, палеонтологию и, конечно же, геологию. Вообще, все, чем я занимаюсь в последние годы можно охарактеризовать одним словом — география. Однажды мне попалась книга Владимира Богачева «Очерки географии Всевеликого Войска Донского» выпуска 1919 года. Она оказала на меня очень сильное влияние и я наконец понял, чем хочу заниматься и определил для себя направление в исследовании Ростовской области.

Также я пишу путеводители по Ростовской области — серия путеводителей, которую выпускала администрация Ростовской области всего по 1000 шт. Первым был Усть-Донецкий район. Я отснял и подробно описал станицу Мелиховскую — поехал, ходил по улицам, знакомился с людьми, заходил в дома. Следующий путеводитель я писал о трассе М21. Мы с друзьями посвятили почти четыре месяца поездкам по этой трассе — от Каменска до Обливской. И чем больше мы узнавали, тем сильнее втягивались в изучение Донской земли. Стали тесно общаться с Департаментом по туризму Ростовской области.

Следующий путеводитель с полностью моим материалом — «Цимлянские берега» о Цимлянском, Волго-Донском районе и г. Волгодонске. Этот опыт был тоже удивительно интересным: районы очень далеки от Ростова. О Волгодонске я написал рассказ, полноценную пешую экскурсию по участку протяженностью всего в полтора километра, но в нем описывается история города, как застраивался он и его окрестности. Чтобы понять, что я рассказываю на своих экскурсиях, достаточно прочитать мою «Историю Цимлянских обрывов», которую мы написали совместно с Денисом Сысоевым.

Группа туристов на южном гребне гор Две Сестры. Фото из личного архива Бориса Панасюка.

– Расскажите о ваших находках и исследованиях.

– Современное поколение в большей мере интересует не сама история, а мистика, с нею связанная: загадочные события, «ростовские стоунхенджи», тайны Зеленого острова. Я тоже этим занимался, но флер таинственности очень быстро развеялся: на поверку стоунхенджем оказались остатки казачьих хуторов. То, что в Великобритании называется менгиром, у нас называется сторчаком. И об этом вообще никто не знает, даже многие опытные краеведы. А местные жители так называют торчащий камень.

В 2008 году я начал искать петроглифы — рисунки древних людей на камнях, и одновременно с найденными в гроте у хутора Скельновский в Верхнедонском районе Ростовской области первыми рисунками на камнях, датированных ранним Бронзовым Веком, я нахожу такие же петроглифы в другом месте — в 40 км от х. Скельновский в Кашарском районе, причем нахожу великое многообразие этих петроглифов. Последняя моя находка была совсем недавно в Каменском районе.

А посередине нашей области проходят остатки древней горной системы — Донецкого кряжа. На поверхности — степь да степь, но вот в речных долинах мы попадаем в настоящую горную страну. Там иногда встречаются остатки флоры, которая была еще 10 млн лет назад. Там существуют маленькие замкнутые экологические системы, которые сложились из-за особенностей геологического строения. Это очень интересный факт.

Конечно, я составляю заявки на свои находки, подаю их в Министерство культуры как образцы, носящие признаки памятника истории и культуры, тесно общаюсь с представителями Министерства экологии и природных ресурсов, делал для них по госконтракту электронный вариант Красной Книги, там много моих фотографий.

– Вы главный редактор, пожалуй, самого крупного познавательного портала о Ростовской области «Донские зори». Расскажите об этом проекте, кого он объединяет? Есть ли взаимодействие с органами власти?

– Мой проект «Донские зори» — это сообщество энтузиастов, место, где собираются люди, которые любят геокэшинг (туристическая игра с применением спутниковых навигационных систем, состоящая в нахождении тайников, спрятанных другими участниками игры. — Примеч. авт.), инициативные туристы и археологи, которые параллельно ведут свои тематические сайты. Например, Алексей Слюсаренко и Денис Сысоев, у каждого из которых свои исследования, но в рамках проекта мы регулярно встречаемся, общаемся, обмениваемся опытом и информацией. К нам часто приходят обычные люди, которые втягиваются и начинают серьезно изучать палеонтологию, географию, биологию, разрабатывают свои программы и маршруты.

Меня как главного редактора портала Администрация города часто приглашает на координационные советы по туризму, но приглашают, как правило, проконсультировать по техническим вопросам.

Что касается дискуссий на подобных встречах, то в привлечение туристического потока именно в Ростовскую область мало кто верит. Много говорится о транзитном туризме, о бизнес-туризме. Но на самом-то деле мы вполне можем привлечь туристов богатыми рекреационными ресурсами Ростовской области, можем и должны развивать культурно-познавательный туризм. Возникает вопрос — почему наши соседи, Воронежская, Липецкая, Волгоградская области могут и развивают внутриобластной туризм, а мы не можем? В Воронежской области столько экскурсий: Белогорье, по реке Дон на пароходике по удивительно красивым местам, пещерный монастырь и др. У нас в области — два пещерных монастыря, там древние рисунки потрясающие, и сами пещеры очень интересные. Но все это в заброшенном состоянии, хотя восстановить их могут четыре узбека с лопатами, а на укрепление потребуется не более 100 тыс. рублей. Есть энтузиасты из Казанского музея, готовые помогать в восстановлении древних пещер-монастырей, но одними их силами мало сделаешь.

Красносулинский Каньон. Фото из личного архива Бориса Панасюка.

– Почему городские власти не верят в туризм по Ростовской области?

– Это удобная позиция. Администрация считает, что у нас есть Азов. Не спорю, там есть просто великолепные объекты. В Средневековье это был крупный центр с удивительной историей. Потом, есть станица Старочеркасская. Но ее первоначальный облик уничтожен, этнографическую значимость она утратила, превратившись в средоточие развлечений для любопытных, желающих посмотреть на казачий быт. Но есть же масса других объектов. Тот же самый Большой Камень, недалеко от г. Каменска — уникальный исторический палеонтологический памятник.

– Как вы решили заняться туризмом и сами водить экскурсионных группы?

– Я решил заняться туристической деятельностью после написания путеводителей по Аксайскому, Азовскому районам и Азову. Сколько нового я открыл для себя тогда!

Сперва я разрабатывал новые маршруты для турфирм, но потом понял, что пока я сам не начну водить группы, толка не будет, поскольку маршруты маршрутами, а рассказать во время экскурсии то, что мне удалось изучить и разведать, могу только я.

И вот я по всем канонам написал несколько маршрутов и провел в прошлом году шесть экскурсий в качестве экскурсовода..

Люди узнают обо мне из соцсетей, от знакомых, некоторые туристические фирмы направляют ко мне туристов, интересующихся ранее неизвестными местами Ростовской области.

Мне очень понравилось это занятие, и я услышал отклик, народ зажигается, впечатляется. Все экскурсии интерактивны и, так как на каждом шагу есть интересные объекты, люди постоянно вовлечены. Например, терриконы (искусственная насыпь из пустых пород, извлеченных при подземной разработке месторождений угля и других полезных ископаемых. — Примеч. авт.). Всегда удивляло, почему их не считают туристическими объектами? Это же рукотворные вулканы, это огромные неуправляемые химические реакторы, которые получились у людей абсолютно неожиданно. А если копнуть чуть поглубже и узнать историю их возникновения, узнать о катастрофах, связанных с извержением терриконов — все это необыкновенно интересно, и страшно местами. Наиболее трагичное извержение террикона произошло в мае 1966 года в городе Димитрове в Донецкой области. В то время, конечно, информация о техногенной катастрофе тщательно скрывалась и область мирно готовилась к очередному празднику Победы. Между тем, в результате взрыва был полностью уничтожен жилой поселок Нахаловка и погибли более 60 человек, сгорев заживо под завалами раскаленной породы. Представляете, это ли не чудо? Люди взяли камни, сложили их конусом и тут вдруг получился настоящий вулкан, внутри которого от 1500 до 3000 градусов, внутри которого образуются совершенно новые элементы, на склонах которого появляются настоящие вулканические фумаролы (отверстия и трещинки на склонах и у подножия вулкана, по которым поднимаются из недр Земли струи горячих вулканических газов. — Примеч. авт.). Обо всем этом я тоже рассказываю, озвучиваю разные научные гипотезы.

К тому же, при посещении терриконов всегда показываю остатки древнего растения липидодендрона, похожего на кожу змеи, отпечатки папоротника. Подробно рассказываю о минералах, например о пирите, известном как «золото дураков» из-за внешней схожести с золотом, об интересных по форме сидеритовых конкрециях, о кварце и многом другом.

Начало. Окончание следует.

«Серая зарплата лишает августовской прибавки к пенсии» Далее в рубрике «Серая зарплата лишает августовской прибавки к пенсии»Представитель ПФР рассказал, что делать работающим пенсионерам после индексации, что будет со льготами и сколько нужно баллов для достойной пенсии Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»